Часть 1. Принцип Договора

Автор: Яков Бондаренко вкл. . Опубликовано в Цикл статей «Точка возврата»

Принцип договора

Отчет по консультированию мамы мальчика Алеши / 5-6 марта 2013г.

Ко мне обратилась мама мальчика Алеши, 10 лет. Мальчик сверхактивен, создает беспорядок в доме, не поддается попыткам воспитания, пренебрегает элементарными обязанностями как члена семьи, не любит читать, часто отказывается отвечать перед классом – «ступорит».

Как помочь мальчику?

Мой ответ маме Алеши скорее всего не понравился, так как вывод был однозначен: о каком-либо быстром «излечении» Алеши не могло быть и речи. В уже сложившейся ситуации мама мальчика была обречена на пожизненную опеку своего чада: «Чтобы гипертима спасти, его нужно пасти» (по А.П.Егидису). «Пасти» – значит опекать и опекать не только в подростковый период, а на протяжении всей (доступной части) жизни.

Сложность дальнейшего «перевоспитания» Алеши заключается в следующем.

  1. Время закладки «нужной» системы жизненных ценностей упущено. Алеше уже 10 лет и он успел сформировать свою, не эффективную с точки зрения взрослых систему жизненных ценностей.
  2. Мама воспитывает ребенка одна. О папе у мальчика скорее негативные воспоминания. Есть дедушка и бабушка, но они не могут повлиять на положение дел.
  3. У мальчика уже сложилось скептическое отношение к необходимости какого-то активного изменения существующего положения: «Зачем заморачиваться?!?» – его частый ответ маме.

4. Тип мальчика Алеши я определил как гипертимный (по Е.П. Егидису), которому свойственны:

  • Двигательная гиперактивность: гипертим — «вечный двигатель», но без приводных ремней, сам по себе; причем, неутомимость гипертима бесцельна – это вечное броуновское движение;
  • Отсутствие конструктивных морально-нравственных принципов;
  • Легкомысленность, которая у гипертима сквозит во всем: в учебе, в карьере, в сексе, в любви, в отношении к детям, в предпринимательстве;
  • Безответственность во всем: гипертим прожигатель жизни, любит загулы, ему — «гулять так гулять»;
  • Гипертим – принципиальный враг порядка – гипертим везде наводит беспорядок; он «любит» беспорядок: брошенная впопыхах одежда, неподметенные полы, на коврах горелые спички, в раковине — гора немытой посуды. У него хаос дома и на работе, в сарае и во дворе; у гипертима беспорядок не «интеллектуализированный», а бесшабашный — просто все разбросано; гипертим мгновенно переключается, бросает предыдущее дело и не приводит в порядок те вещи, которыми занимался раньше;
  • У гипертима и отношения с людьми беспорядочные, в том числе беспорядочные половые связи; он быстро увлекается новым человеком и остывает к нему, увлекаясь еще более новым;
  • Если гипертима заставляют, то по доброте душевной он сделает то, что от него требуется, но, стоит наставнику исчезнуть с глаз, броуновское движение вновь входит в силу.

Таким образом, прогноз будущего мальчика, в части успешной социальной адаптации, я определял как неблагоприятный.

Проблемы, затронутые в данном консультировании выходили за рамки частного и совпадали с результатами, полученными мною ранее. В частности, я наблюдаю с момента рождения становление характера и поведения своего внука, мальчика, которому сейчас 8-й год. Могу сказать: несмотря на то, что я достаточно подготовленный «родитель» мальчишки, несмотря на то, что я являюсь «непререкаемым авторитетом» для него, несмотря на то, что я активно пытался блокировать негативные тенденции его становления как личности, так вот, несмотря на мое постоянное участие, судьба внука неумолимо складывается по «не лучшему» гипертимному сценарию. Конечно, я «кое-чего» добился: научил внука читать. Вкратце опишу как.

Когда после закрытия детского сада в июле, я стал сиделкой внука до сентября, то с первых же дней сказал: «Будем учиться читать». Предложение было встречено, мягко говоря, без восторга: все «свободное» время мальчика посвящено игромании – у нас филиал магазина специализированных игрушек: военная и мульт темы. Но еще не было случая, чтобы у меня кто-то остался неучем.

Берем букварь, начинаем читать по слогам… Через несколько «промученных» слогов мальчик падает лицом на букварь:

– Дед! Я страшно устал!.

– Хорошо, иди играй, но каждый час будем читать по пять минут.

– По целых пять минут?!? Дед, давай по три... нет, давай по одной минуте...

– Хорошо, будем читать по одной минуте, но каждый-прекаждый час.

Обратите внимание: главное здесь – я заключил с мальчиком договор! Даже если бы он согласился на несколько секунд занятий – все равно он был уже «обречен» работать над собой!

И вот мы весь август неумолимо каждый час-другой читаем сначала по пол минуты, затем по минуте, затем и две прихватываем. И худо-бедно, к концу месяца ребенок стал с гордостью читать стихи из букваря бабушке и родителям.

Начались будни первого класса. Я с огромнейшим удивлением слышу, что:

во-первых, наш непоседа «как ни в чем не бывало» высиживает уроки (!?!),

во-вторых наш непоседа прилежный ученик... его хвалят учителя, его любят.

Но главное – через каких-то пол-года он начал... читать все подряд (!?!).

Причем, не просто читать, а читать, акцентируясь на (твердых) согласных – я этому его как бы не успел научить. Попробуйте сходу прочитать слово «Бамлби» – а нашего мальчишку подобные «нечитабельные» слова в тупик не ставят!?! Я и сейчас потрясен тем, когда и как (за такой короткий период в пол года) ребенок изобрел свою систему понимания и чтения недавно чуждых для него буквознаков и слогосочетаний. Вот вам пример своевременного «спасения» ребенка-гипертима.

Уверен, что подобная система «принудительного» научения подойдет мальчишкам и девчонкам любых психологических типов. Здесь важно не принуждать, а вовремя дать толчок в нужном направлении. И наилучший способ – заключить с ребенком договор, по которому он самостоятельно берет на себя ответственность за свою Судьбу.

Представим теперь, что тот «счастливый» август в Судьбе ребенка был бы упущен и мальчишка пришел в школу неподготовленным... Рано или поздно неумение читать привело бы к ступорным явлениям на основе страхов: «Я не умею – меня засмеют». К счастью наш ребенок большой части неприятностей в будущей Жизни уже избежал. Избежал благодаря своевременной помощи.

В этом плане мальчику Алеше повезло меньше и ему ничего более не остается, как защищаться от неумения пофигизмом. Сам Алеша в избранном способе защиты совершенно не виноват. «Виноваты» близкие, которые, в силу свойственных всем нам причин, упустили благоприятный момент для своевременной координации всей дальнейшей Судьбы ребенка.

В судьбах этих и многих других мальчишек и девчонок прослеживается социальное явление, являющееся следствием универсального закона развития человеческого сообщества, которое иначе как «Синдром Гипертрофированного Пофигизма» не назовешь.